January 14th, 2011

eye

Мои две копейки про изделие ценой две копейки.

Если говорить честно, то, когда я собираюсь запостить тут нечто подобное нижеследующему, мне становится слегка не по себе: боже, как я уже star немолод!..
Да и настроение нынче несколько не то... Ну да ладно, попробую, авось что-нить да получится.
Итак...

Здравствуй, дружок!
Сегодня я расскажу тебе не сказку! Потому что роль сказочника уже занята: сказки нынче рассказывает sergey_458 (via darkhon )
Сегодня я расскажу тебе жуткую быль про СССР.
Правда, если тебе меньше 18 лет - лучше меня не слушай. Потому что мой рассказ нужно не просто слушать, а ещё и понимать то, что я буду рассказывать. А если ты не будешь понимать изложенное мной, то из тебя, мой юный дружок, запросто может вырасти вонидзе, и тебя постоянно всю твою жизнь будет мучить "зуд истории". Мне бы этого очень не хотелось!

Долго ли, коротко ли, а однажды в моей жизни завершилась служба в рядах Вооружённых Сил Советского Союза, и я, уволившись в запас, стал гражданским человеком. А став гражданским человеком, я, как и положено всякому добропорядочному гражданину во все времена, пошёл работать. Случилось это по нынешним меркам давным-давно, аж в начале 1985 года. Никаких айподов и нанотехнологий тогда не было, да ПК на просторах нашей тогда ещё гораздо более необъятной, чем сейчас, Родины попадались чрезвычайно редко. Прошлый век, чего уж... Но и тогда люди тоже жили, и даже поговаривают, будто они на самом деле жили ещё задолго до этого...
Так вот, дорогой дружок, пошёл я работать инженером в Воронежский филиал ОКБА. И попал я в направление Н-три, которое в то время возглавлял замечательный человек - Макс Рафаилович Тучинский. И приняли меня в отдел №23, возглавляемый в то время Сергеем Ивановичем Гусевым - человеком тоже замечательным, грамотным, энергичным.
Занимался мой отдел №23 разработкой программно-технических средств и комплексов АСУ для нашей родной химической и нефтехимической промышленности. Причём не простыми, а с категорией искрозащиты exia-IIC. Это такие средства АСУнизации, которые могут безопасно работать в водороде и водородосодержащих средах, где малейшая искорка - чтобы ты понимал, я назову эту искорку "наноискоркой": такая запросто возникает при касании сухой рукой волос головы, при трении шёлковой подкладки пиджака и других совершенно безобидных действиях - так вот, где малейшая искорка может дать такой "бдыщщ!", что страшно рассказывать.
И было в этом моём отделе №23 два направления разработки таких вот искробезопасных систем: электронные системы и пневматические системы. Сам то я электронными занимался, но всё пневматическое тоже происходило на моих глазах.

Ты ещё не задремал от скуки, дружок?.. Ну, если задремал ненароком, то проснись: сейчас начнётся интересное, то была не-присказка, а не-сказка лишь начинается.

Дело в том, что  за два года службы в рядах Вооружённых Сил, которую я начинал обычным рядовым солдатиком, я чётко усвоил и принял в обиход, что если про человека говорят "это гондон", то человеческие качества, и в первую очередь среди них - надёжность, у именуемого индивида оставляют желать лучшего. Истинных причин появления такого соответствия я, честно говоря, не знаю. Но как-то смутно предполагал, что причиной может быть способность исходного прототипа именования рваться и лопаться в самый неподходящий момент... Хотя к тому времени моя личная статистика выхода из строя этого изделия №2 в процессе эксплуатации была, надо сказать, категорически незначительной. Можно сказать - ничтожно малой, да.

И вот, начав работать бок о бок с разработчиками замечательного измерительного комплекса с немного осенним названием АСТРА-01А, удостоенного в своё время различных наград, я был поражён в самую сердцевину межушного ганглия конструктивными и эксплуатационными характеристиками элементов этого изделия.
Дело в том, что вся измерительная часть комплекса АСТРА-01А была построена на пневматических элементах. Причём эти пневмоэлементы по своему функционалу были аналогичны элементам электроники: компараторам, усилителям, триггерам, логическим схемам. И на них можно было собирать практически то же самое, что и на электронных компонентах. Только вместо напряжения в пневмосхемах было давление, вместо тока - расход воздуха, ну и скорости были соответственно "низеньки-низеньки", примерно как высота полёта крокодилов.
А основным рабочим элементом конструкции многих пневмокомпонентов была... подвижная эластичная мембрана!
И вот эти самые мембраны для опытных партий и мелкосерийных производств вновь разработанных пневмоэлементов изготавливали непосредственно из презервативов Баковского завода РТИ. Народ в шутку называл это дело "презервативные технологии".
Вот такой это был дефицит, что аж в серийных промышленных изделиях использовались.

В то время люди старались всё многократно проверять. И из соседней с нашей лабораторией комнаты постоянно в любое время суток доносилось с секундной периодичностью мерное и неумолимое "пш-пш-пш-пш-пш-пш-пш..." Это Александр Иваныч Бугаенко с Юрием Тихоновичем Дикаревым постоянно собирали групповую статистику по надёжности разных элементов и срокам их наработки на отказ. Миллион циклов срабатывания с секундной периодичностью - это всего лишь около 12 суток, чуть меньше. А у них на стендах-"пшикалках" элементы с мембранами из презервативов отрабатывали по нескольку месяцев без перерыва и не выходили из строя.
Вот такая была надёжность у презервативов, сделанных в СССР.

И когда я узнал данные по работоспособности и надёжности мембран из советских презервативов, то ощутил приличный такой когнитивный диссонанс: как же мне теперь кого-то называть "гондоном" - выражая глубокое уважение?..
eye

Видно, понял, что пора...

13 января, в своей квартире на улице МОПРа Левобережного района Воронежа застрелился помощник прокурора Советского района Воронежа Анатолий Леонов. По данным наших источников в правоохранительных органах, мужчина выстрелил себе в висок из травматического пистолета «Оса».

Как сообщили корреспондентам «МОЁ!» в следственном управлении, Леонова в тяжёлом состоянии увезли в больницу «Электроника». С ним уехала его мать – помощник прокурора Левобережного района.

Сейчас на месте трагедии работает большая группа следователей. Сведений о предсмертной записке пока нет. О причинах такого поступка Анатолия Леонова тоже ничего не известно. Как говорит его младший брат, Леонов пришёл с работы, зашёл в комнату, а потом оттуда послышался хлопок.

Корреспонденты «МОЁ!» выясняют подробности случившегося.