May 22nd, 2008

eye

(no subject)

Смотрю, тут в ЖЖ опять волна поднялась. С кипучей такой пеной, понимаешь. Бурное такое обсуждение событий в Североморске, собственно, ну, когда склады артиллерийские в 1984 году накрылись.

И, значицца, как это у них, у ентих самых "тилихентоф" обычно бывает, далее - вывод. А вот какой вывод - это уже интересный вопрос.

Ну, в целом по цитатам, с чего, собственно, всё началось. Есть некий писатель-фантаст. По фамилии Щеглов, он же </b></a>schegloff. Ну, казалось бы - пишет там себе фантастику, вроде бы даже читаемую, ну и ладно.

Ан нет, неспокойно на душе у фантаста. Забеспокоила его, болезного, тема народа. Вот так прямо и взорвала душу писательскую потрясность ссылки, ...иллюстрирующей Народ в его великолепии. И дальше - про поведение комсостава.

Но вот у меня "встал вопрос": а, собственно, народ-то тут при чём? Вы, господа тилихенты, вообще кого в теме-то обсуждаете? Народ?
Это вот те самые смывшиеся с места службы при первом шухере облампасенные "полканы" - это у вас "народ"?

Ах, оказывается, тема не в том, кто есть народ и как генералы да полковники смывались! Тема в том, что писатель-фантаст честен и прав! И комментарии, комментарии... сплошная душевность!

Видел я этих подполковников с полковниками, да генералов. Попадались по жизни и по службе. И редко кто из них не то что уважения, а элементарного человеческого сочувствия заслуживал. И видел ещё всяких лейтенантов, старлеев, да капитанов с майорами, профессионалов, людей с честью и совестью, которые за этих самых полканов и генералов всю службу тянули, да ещё при каждом вопросе звиздюлей от вышестоящих огребали за полную этих самых вышестоящих некомпетентность и ихний же вопиющий дебилизм. Ага.

А какие были ощущения, когда сраная интеллигенция заливала своей либерастической блевотиной капитана Ульмана и его группу за верность присяге и исполнение приказа? Что, тогда главной ценностью провозглашалась якобы человеческая жизнь, да? Ах, тогда было выгодно ИМЕННО ТАК?.. А нынче - о присяге вспомнили, да? И про дело Аракчеева - тоже забыли уже? Там-то что помешало позицию проявить?

Цветок в горшке на окне. Пожелтели листья? Обкромсать! Не цветёт? На холод! Перестал нравиться?.. Завелась тля?.. Появилась плесень?.. Мешает открыть окно, чтобы свежего воздуха впустить?.. Выкинуть!!! Вместе с горшком! Можно тут же, прямо из окна! -- Вот такое должно быть отношение к подобной сраной интеллигенции. И не жалеть!
eye

Русскими буквами. Русскими словами. Русским языком.

Я - русский. Пишу на родном русском языке. Стараюсь излагать мысли простыми словами. Такой стиль позволяет избегать различных толкований написанного мной. Так вот, именно то, что я имею в виду - то я и введу пишу. Но мои слова понимают вот так:
 
Это он кагбе пытается нам сказать: "Тянуть службу за дебилов, говно, предателей и мразей и получать при этом от них звиздюдей - это героизм". Понимаете? Это - образец для подражания.

Это то, как нужно, по его мнению, делать. И не просто нужно, а даже типа почетно.

Вот я думаю, а сапоги они не лижут случайно генералам? Может быть в этом тоже есть какой-то героизм?


Так вот, для тех, кто не понимает, я пишу ещё раз. Русскими буквами. Русскими словами. Русским языком.

Вооружённые Силы моей Родины имеют предназначение, чётко прописанное в Конституции Российской Федерации.
Служба в них регламентирована рядом Уставов и других документов.

Если кому-то приходит в больную голову, что строительство дач, воровство с целью перепродажи оружия, боеприпасов, военной техники и оборудования, предоставление личного состава подразделений в качестве бесплатной рабочей силы для чьей-то наживы и прочие "коммерческие новомодные приложения" - это является и как бы должно быть нормой для Вооружённых Сил России, то это его проблемы.

На мой же взгляд, люди, выражающие востребованность в подобном, а также осуществляющие подобные деяния или использующие своё служебное положение для этого - преступники. Их преступление может квалифицироваться как подрыв обороноспособности государства, нанесение ему ущерба в особо крупных размерах, терроризм и диверсионно-подрывная деятельность в пользу других государств.

Это в целом.

Ну, а теперь по существу мелочей.

Я служил с 82го по 84й годы. За два года с небольшим никому ничьих сапог не лизал, никому, кроме себя, сапоги не чистил и подворотничков не подшивал. И никто ни в одном из вверенных мне в разное время трёх подразделений подобными вещами не грешил - каждый сам выполнял свои обязанности. Я лично прикладывал к этому вопросу кулак руку. Именно всячески поддерживал и укреплял, а в случае нарушений - принимал любые доступные меры для восстановления дисциплины во вверенном мне подразделении, точно в соответствии с Уставом.

Нынче я много читаю "о том, какая поганая в моей стране армия". Пишут эти вещи в основном те, кто там не был. А кто это такие? Это именно те, кто благодаря всяким крупнозвёздным дядям или их "лепшим корешам" отмазался от службы, таким образом презрев свой гражданский долг или, говоря военным языком, - уклонившись от службы или дезертировав.

Так вот. Вся описанная мной выше мерзость в армии плодится именно от этих дядей и их "лепших корешей". Ещё раз повторяю: это - преступники. Обыкновенные, вульгарные до пошлости, трусливые преступники. И именно в их привычках и лизание сапог вышестоящим, и круговая порука за творимые преступления, и воровство, и торговля солдатами, бесконечное предательство и прочие разваливающие армию и обогащающие их лично мероприятия. Именно ими вытравлено из нынешней армии понятие офицерской чести. Патронов для этих тварей жалко. Многоразовая верёвка из парашютной стропы и сваренное из предыдущих туш мыло - вот это самое оно. И - перед строем генералитета! И - транслировать на всю страну! И только так! Восстанавливать затоптанную мразями воинскую честь, карать за её попрание, и - восстанавливать!

Вот, именно сейчас я слышу вопли из целевизора. Там всякая падаль недобитая пытается судить героев Великой Отечественной войны. И во мне закипает большое желание вспомнить, что я был неплохим сержантом, прилично стрелял, нормально двигался и в совершенстве знал мою боевую технику. Ах, как же я преступно нетолерантен!