December 27th, 2007

eye

27 декабря 2007 года.

Сегодняшний день - контрольный.
Именно сегодня - 27 декабря 2007 года - должно состояться заседание суда, на котором система вынесет себе окончательный приговор. Именно окончательный, именно последний - уголовный. Потому что по всем остальным разделам - социальному, экономическому, политическому и остальным - приговор мы уже знаем. Он широко и всенародно оглашён и доведён до каждого, не услышавших или не понявших его - уже нету. Есть лишь те, кто услышал и остался им доволен, а значит - подельники преступников, и есть те, кто сделал вид, что его это не касается. Напрасно, ибо касается всех.
Первые строки приговора сформулировали итоги "приватизации". За ними прозвучали обвинительные фразы "новых конституций", "реформ", "дефолтов", и прочих попыток узаконивания собственного воровства.
Дальше - больше. Уход от собственной нелигитимности - отмена графы "против всех" и порога явки избирателей.
Но даже и этого показалось дрожащим от страха "слугам" недостаточным: последние выборы в Госдуму напоминали глупую клоунаду. Но "цирк" уже закрылся, а "клоуны" остались: это замечательно показала история с т.н. "российским образовательным порталом".
Да если начать перечислять то, что не просто возмущает, а уже нагло выпирает за рамки законности - никакого Интернета не хватит.
А всего-то прошло 23 года. И за эти 23 года - столько преступлений против народа России, против каждого из нас - тех, кто считает себя русскими, тех, кто живёт среди нас с миром в душе.
Отдельным кровавым эпизодом перед нами проходит Чеченская война. Десятки тысяч жертв среди мирного русского населения. Тысячи потерянных в ходе боевых действий, в рабстве, при грабежах и разбое. Геноцид русского народа. И он продолжается. Власть объединилась с чеченскими бандитами. И уже сегодня, 27 декабря, у каждого из нас есть возможность увидеть, сделает ли она это открыто, не считаясь уже ни с нравственностью, ни с законодательством, ни с чем и ни с кем, кроме тех, кто повязан с ними кровью. Пролитой русской кровью.
Сегодня - день вынесения приговора по делу Сергея Аракчеева и Евгения Худякова.
Устроившим это судилище - уже третий раз! - не нужны доказательства вины или невиновности. Им нужны жертвы!
Они тянули до последнего. Тянули в надежде, что вы будете в это время веселиться на корпоративной вечеринке. Или покупать подарки родственникам к Новому Году. Или ехать к родителям, чтобы встретить этот семейный праздник как положено - семьёй. Они сделали всё, чтобы каждый из нас не обращал внимания на то, что действительно происходит, на их преступления.
Смотрите - и не говорите, что не видели!
Слушайте - и не говорите, что не слышали!
Читайте, и не сетуйте на неграмотность!
Они готовят мне, вам - каждому из нас - наше будущее. Будущее для наших детей и внуков.
eye

(no subject)

Нет.

В данную минуту к зданию Северо-Кавказского военного суда, где проходит оглашение приговора Сергею Аракчееву и Евгению Худякову, не подъедут четыре тентованных «Урала». Из их кузовов, не дожидаясь полной остановки машин, не выпрыгнут люди в военном камуфляже с оружием в руках. Они не пробегут по коридорам, по одному-двое оставаясь  по углам, у лестниц и у дверей, не вбегут в зал заседания. Не оттеснят охрану от «клетки». Не освободят из-под стражи своих соратников, сограждан – русских офицеров, над которыми происходит позорное заказное судилище. Не возьмут под стражу судью Цибульника Владимира Евгеньевича. Не произнесут кратких слов: «Именем России, русского народа, русской армии, все обвинения с Аракчеева Сергея и Худякова Евгения снимаются, дело в отношении русских офицеров считается окончательно закрытым. Предатель и преступник, назначенный судьёй на этом процессе, приговаривается к смертной казни. Приговор привести в исполнение незамедлительно.» Не грохнет в притихшем гулком зале пистолетный выстрел, ставя точку под справедливым приговором. Не поздравят с законным освобождением обвинённых по навету. Не выйдут с гордо поднятыми головами эти люди, преисполненные достоинства и чувства выполненного долга из аплодирующего зала, вместе с бывшими подсудимыми.

Не будет этого.