n0kk (n0kk) wrote,
n0kk
n0kk

Categories:

Учитель

Сегодня проснулся от кошмарного сна.

 За первую половину школьных лет я вымахал до 185 см. Ну, ясное дело – координации движений никакой, динамика на нуле, мышечной массы минимум, в общем – тюфяк тюфяком. И в пятом классе меня с моей длинностью заприметил школьный учитель физкультуры Валерий Андреевич Воловиченко. Физкультуру он вёл не у нас, а в более старших классах, у нас же сей многотрудный прэдмэт вела Анна Павловна, бодрая пенсионерка, считавшая своим единственным долгом научить нас делать «берёзку» и жутко любившая проводить с нами краткие, минуточек этак на сорок, воспитательные беседы. Она проводила занятия в актовом зале, так как в спортзале занимались старшеклассники, и в нашу детскую память навсегда врезались её маршировательные «Ырас, ырас, ырас-дыва-тыриии!» хриплым надорванным от воспитательных бесед голосом, и какой-то нереально жуткий, ну просто могильный холод актового зала.

Я в пятом классе учился во вторую смену, и перед последним уроком Валерий Андреевич поймал меня в коридоре напротив учительской, спросил, сколько у меня сегодня уроков и сказал деловито и серьёзно, как взрослому:

- Так, ты сейчас последний урок отучишься, потом по-шустрому – домой, съешь пару бутербродов со сладким чаем, возьмёшь форму – и в зал, я тебя буду ждать. Живёшь далеко? Рядом? Вот и отлично! Давай не позже половины седьмого! Поиграем в баскетбол.

Я, ошарашенный таким напором и вниманием со стороны «чужого» учителя, вяло покивал по ходу разговора, потом в ужасе от предстоящего кошмара кое-как отсидел последний урок, и, сломя голову, кинулся домой. Конечно, я забился под кровать и не вылезал оттуда до глубокой ночи никуда не пошёл, испугавшись предстоящего позора собственного бессилия. И полгода после этого, стыдясь собственного малодушия, тридевятой дорогой обходил все места, где мог столкнуться с Валерием Андреевичем. Вот такие они, мои комплексы.

Но, как говорится, – от судьбы не уйдёшь. И уже в шестом классе у нас по физкультуре были два новых учителя. У девчонок занятия вела Алла Павловна Чекмасова, задорная, но не слишком добрая, хотя энергичная и живая женщина, ну, а у пацанов… да. Он самый – Валерий Андреевич.

На первом занятии, сжигаемый внутренними страданиями, я ожидал чего-то страшного. Но ничего не случилось. А на втором занятии, вернее – после него, Валерий Андреевич, вдоволь налюбовавшись на нашу общеклассовую унаследованную от Анны Павловны неуклюжесть, и выдающуюся на общем фоне – мою, хитро улыбаясь, сказал:

- Я настойчиво повторяю моё предложение, от которого ты в прошлом году как-то нехорошо вильнул. Сегодня в семь – добро пожаловать на тренировку!

Всё… Внутренним взором я с грустью наблюдал плывущие по течению реки жизни головешки от сожжённых мостов…

Ребята из школьной баскетбольной секции приняли меня очень дружелюбно и тепло. Уже потом, немного повзрослев, я с удивлением отчётливо понял, что иначе в том детском коллективе, возглавляемом Валерием Андреевичем, быть просто и не могло. Он всех нас и каждого из нас ЗАЩИЩАЛ. Наше детство охранялось им, как святыня. Он был нетерпим к подлости, лжи, несправедливости. И он мягко заставлял нас пахать. Даже не заставлял – мы сами были с радостью готовы. И получали результаты. Наша школа в первенстве области среди школьных команд никогда не занимала ниже второго места, а большинство лет была на первом.

Но то школа. А вот сам я за какой-то год благодаря трём тренировкам в неделю, и часто – соревнованиям в выходные, как-то незаметно утратил присущую мне неуклюжесть, появился в тройке первых мест школьного первенства по кроссу, лыжам, плаванию… Я стал посещать кроме баскетбольной ещё и волейбольную секцию, нередко просто оставаясь в зале после своей на следующую тренировку. Ещё «подсел» на греблю на байдарках (которые сейчас «каяками» называют). Уроки физкультуры из ужасов превратились в любимые. Это смог со мной сделать один человек – мой школьный учитель физкультуры. Валерий Андреевич Воловиченко.

Надо сказать, что у меня до восьмого класса была беда с перекладиной: подтягивался я вполне нормально, а вот подъём переворотом, зачётное упражнение, ну никак «ниасиливал». Вот просто никак не мог понять – что же нужно делать, чем, как и куда двигаться. Валерий Андреевич и так, и эдак пытался подсказать – но я был крайне твёрд и упорен в моём неумении. Впрочем, что греха таить – в классе не я один был такой гимнастически одарённый тупой на перекладине. Почти все…

Но он – придумал. Как-то раз, придя на физкультуру, мы с удивлением увидели, что перекладина установлена… на высоте полтора метра. Мы маленько похихикали, но Валерий Андреевич дал установку: учимся делать подъём переворотом с колен на счёт. Показал. И бросил нас на произвол судьбы, выйдя из зала. Мы начали пробовать сами.

Он вернулся уже после звонка. Пацанов в зале на тот момент оставалось всего трое, и я в том числе.

Увидев, что он вошёл, один убежал в раздевалку – типа, отчитался, что отбыл на уроке до последнего, а мы вдвоём наперебой заорали: «Вандреич, мы научились! У нас получается!!» Он деланно-хмуро переспрашивает:

- Что научились?

- Подъём переворотом!

- Сможете сделать?..

- Да!!!

- Ну, покажите…

- Вот!.. – и два тела начали старательно вытягивать и задирать на перекладину ноги.

Но когда после выполнения было принято вертикальное положение, Валерия Андреевича у входа в зал не оказалось… Впрочем, он тут же появился, и, опять-таки хмуро сказал:

- Извините, я не видел, тут родители приходили…

- Ну вот, сейчас - смотрите! – и опять: старательное вытягивание «свечки» ногами вверх… голову назад… выход!

Вот блин! - опять он отвернулся и с кем-то разговаривает через открытую дверь!..

- Опять меня отвлекли… не увидел… ну, показывайте, наконец.

И в третий раз, кряхтя и напрягаясь, подъём переворотом… выход…

Задохнувшись от детского возмущения, видим, что он просто так, безо всяких причин, отвернулся!!!

- Ну Валерий Андреич!!!!

Оборачивается, весело смеясь, гад такой! Куда девалась хмурость?! Смеётся, разводит руками:

- Я не видел!

И мы, уже давясь от смеха,  - четвёртый раз… ыыыы… Не получилось! Оба отцепились от перекладины, рухнули на маты, ржём.

- Я так ничего и не увидел! А говорите – научились!

Счастливые, довольные собой и розыгрышем, наполненным бесконечной добротой, протрусили мимо него в раздевалку, получив мимоходом каждый шлепок по заднице…

На следующем занятии мы, научившиеся, уже с удовольствием показывали и подсказывали другим.

К концу четверти в классе не мог делать подъём переворотом только один человек, из-за избыточного веса.

Одно слово - УЧИТЕЛЬ.

 

Ах, да, - про кошмарный сон.

Традиционный осенний школьный кросс. По пересечённой местности. Бегу с одиночного интервального старта, чтобы не наступать на пятки. Бегу – как надо, с отдачей. И вдруг с ужасом понимаю, что «потерял» трассу… Внутри холодеет… Зигзагами заметался - туда, сюда… И вот - следы от кед и кроссовок, целая дорожка! Трасса! Вперёд! Лечу, влетаю за поворот, а там уже, совсем неожиданно – финиш! Машинально прохожу финиш, вслед орут время: «две тридцать шесть!». И громкий торжествующий голос Валерия Андреевича:  «А это - однозначно призёр!»

И, в волне ужаса, мой ответный всхлип: «Я… ещё раз…побегу… трассу… потерял!.. Маршрут… наверное… срезал…»

Проснулся…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments